Форум профессионалов частного сыска России
Для полноценного общения рекомендуем зарегистрироваться.
Многие разделы и функции недоступны гостям форума.

Место совершения мошенничества с безналичными денежными средствами

Перейти вниз

Место совершения мошенничества с безналичными денежными средствами

Сообщение автор Андрей Захаров в Чт 22 Мар 2018 - 15:57

Полезная статья по определению места совершения мошеннических действий с безналичными денежными средствами и определении подследственности данной категории уголовных дел...
http://отрасли-права.рф/article/21008
Проблемы определения места совершения мошенничества в отношении безналичных денежных средств (Архипов А.В.)
Дата размещения статьи: 28.10.2016

Проблемы определения места совершения мошенничества в отношении безналичных денежных средств (Архипов А.В.)


Вопрос определения места совершения преступления в Уголовном кодексе РФ в отличие от уголовного законодательства некоторых зарубежных стран <1> не решается. Само понятие "место совершения преступления" используется российским законодателем не в уголовном, а в уголовно-процессуальном праве. Вероятно, такое положение является оправданным, поскольку Уголовный кодекс РФ действует на всей территории Российской Федерации, и от того, где было совершено преступление - в Москве или, например, в Томске, выбор подлежащей применению нормы уголовного закона не зависит.
--------------------------------
<1> См., напр.: § 9 УК ФРГ.

Тем не менее значение вопроса о месте совершения преступления невозможно переоценить. Статья 47 Конституции РФ гарантирует право любого гражданина на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Закон связывает территориальную подсудность уголовных дел именно с местом совершения преступления (ч. 1 ст. 32 УПК РФ). Нарушение правил территориальной подсудности является безусловным основанием для отмены судебного решения. Согласно части 1 ст. 73 УПК РФ место совершения преступления является обстоятельством, подлежащим обязательному доказыванию по уголовному делу.
Между тем, определяя значение места совершения преступления, уголовно-процессуальное законодательство не дает ответа на вопрос, что же им следует считать. На практике определить место совершения преступления, особенно когда речь идет о сложных преступлениях, состоящих из ряда действий, часто разделенных между собой во времени и пространстве, бывает непросто. Данная проблема актуальна для многих преступлений, но наибольшие трудности она вызывает при рассмотрении уголовных дел о хищениях чужого имущества.
Представляется, что проблема места совершения хищения, как и любого другого преступления, не может быть решена с помощью норм только уголовно-процессуального права, так как понятие преступления и его признаки определяются нормами материального уголовного права.
Данная проблема неразрывно связана с проблемой определения времени совершения и времени окончания преступления. На взаимосвязь этих вопросов указывают ученые-правоведы. Как отмечает А.И. Бойцов, "место совершения преступления можно определить, лишь сообразуясь со временем его совершения, ибо цельное описание объекта, определенным образом взаимодействующего с внешней средой, дает пространственно-временная его локализация, раскрывающая в единстве его протяженность и длительность" <2>. Невозможно понять, где было совершено преступление до тех пор, пока не будет ясности в том, когда оно совершалось и когда его совершение закончилось. В связи с изложенным вряд ли обосновано, как это делают некоторые авторы, изолированное рассмотрение данных проблем <3>.
--------------------------------
<2> Бойцов А.И. Действие уголовного закона во времени и пространстве. СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского ун-та, 1995. С. 123.
<3> Фрост С.М., Федосов А.Е. Проблемы определения места расследования мошенничества с использованием электронных форм платежей // Законность. 2015. N 1. С. 51 - 53.

Уголовный кодекс РФ содержит норму, определяющую время совершения преступления. Согласно ч. 2 ст. 9 УК РФ временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий. Приведенное решение законодателя, по нашему мнению, является вполне обоснованным и в настоящее время поддерживается большинством ученых <4>, хотя встречает и возражения <5>. Таким образом, положения ч. 2 ст. 9 УК РФ не оставляют сомнений в том, что местом совершения преступления следует считать территорию, на которой были совершены общественно опасные действия (бездействие) <6>.
--------------------------------
<4> См., напр.: Кауфман М.А. Некоторые проблемные вопросы определения времени совершения преступления // Российская юстиция. 2012. N 11. С. 19 - 22; Феоктистов М.В. Некоторые проблемы правового регулирования действия уголовного закона во времени // Российский следователь. 2012. N 23. С. 11 - 14.
<5> См., напр.: Игнатов А.Н. О действии закона во времени и пространстве // Общество и право. 2008. N 1.
<6> Тарбагаев А. Место совершения преступления // Уголовное право. 2009. N 3.

Вместе с тем следует отметить, что уголовно-процессуальное законодательство в целях определения территориальной подсудности уголовных дел наряду с понятием "место совершения преступления" (ч. 1 ст. 32 УПК РФ) использует понятие "место окончания преступления" (ч. 2 ст. 32 УПК РФ). Представляется, что с учетом предписаний ч. 2 ст. 9 УК РФ данные понятия не являются тождественными. Для формальных и усеченных составов эти понятия могут совпадать, но для материальных составов, на которые рассчитана указанная уголовно-правовая норма и к которым относятся и хищения, ситуация иная. Под местом совершения преступления в таких случаях следует понимать место совершения общественно опасного действия (бездействия), тогда как местом окончания преступления является место, где наступили предусмотренные соответствующей нормой УК РФ последствия указанного действия (бездействия).
Можно сделать вывод о том, что для материальных составов между ч. ч. 1 и 2 ст. 32 УПК РФ имеется противоречие - положения ч. 1 указанной статьи предписывают рассматривать уголовные дела судом по месту совершения преступления, т.е. по месту совершения общественно опасного действия (бездействия), а ч. 2 устанавливает необходимость рассмотрения уголовных дел судом по месту окончания преступления, т.е. по месту наступления преступных последствий. Хотя, на наш взгляд, толкование ч. ч. 1 и 2 ст. 32 УПК РФ в их взаимосвязи позволяет сделать и тот вывод, что законодатель в ч. 2 ст. 32 УПК РФ в понятие "окончание преступления" вкладывает совершенно иное по сравнению с материальным уголовным законом содержание, имея в виду в данном случае не наступление последствий, а окончание общественно опасных действий (бездействия) в случае, если преступные действия начинаются в одном месте, а заканчиваются в другом. Например, при истязании, когда виновный систематически избивает потерпевшего в различных местах.
Как бы то ни было, для установления места совершения хищения необходимо определить, где были совершены действия (бездействие), составляющие объективную сторону хищения, и где наступили последствия хищения.
Легальное определение хищения как видового понятия для ряда преступлений дано в примечании 1 к ст. 158 УК РФ. Преступное действие (бездействие) при хищении описывается в нем с помощью двух терминов: изъятие и (или) обращение.
В науке уголовного права изъятие определяется чаще всего как исключение имущества из владения собственника или законного владельца, устранение (удаление) последнего <7>.
--------------------------------
<7> Лопашенко Н.А. Посягательства на собственность: Монография. М.: Норма; Инфра-М, 2012. С. 126.

Обращение - как установление фактического незаконного господства виновного над чужим имуществом <8>, как замена собственника или законного владельца на незаконного пользователя.
--------------------------------
<8> Карпова Н.А. Хищение чужого имущества: вопросы квалификации и проблемы дифференциации уголовной ответственности / Под ред. Н.Г. Кадникова. М.: Юриспруденция, 2011. С. 13.

Судебная практика связывает обращение чужого имущества с двумя действиями - поступлением похищенного имущества в незаконное владение виновного или других лиц и получением реальной возможности (в зависимости от потребительских свойств этого имущества) пользоваться или распорядиться им по своему усмотрению <9>.
--------------------------------
<9> См.: Пункт 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. Февраль. N 2.

Необходимо подчеркнуть, что именно изъятие чужого имущества у собственника и обращение его в пользу виновного или иного лица являются сутью хищения. Без данных действий хищение не может считаться не только оконченным, но и вообще совершенным даже в тех случаях, когда виновным производятся какие-то иные действия, направленные на изъятие и обращение чужого имущества (например, обман при мошенничестве).
Легальное определение хищения прямо предусматривает лишь одно его последствие - причинение ущерба собственнику или иному владельцу похищенного имущества. Вместе с тем иные признаки хищения, в том числе указание законодателем на корыстную цель совершаемых при хищении действий, дают основание сделать вывод о наличии еще одного последствия хищения - незаконного обогащения за счет похищенного имущества виновного или иного лица.
Ущерб собственнику (владельцу) причиняется в результате изъятия у него имущества. Данное последствие наступает сразу после совершения виновным изъятия и не может быть отделено от изъятия ни во времени, ни в пространстве.
Незаконное обогащение виновного является следствием обращения данного имущества в пользу виновного и заключается в фактическом увеличении имущественной массы виновного за счет похищенного им чужого имущества. Как и в случае с ущербом, обращение как часть действия (бездействия), совершаемого при хищении, невозможно отделить от его последствия - незаконного обогащения, поскольку до тех пор, пока преступник не обратит в свою пользу похищенное имущество, проще говоря, не заберет его и не унесет туда, где он мог бы им беспрепятственно воспользоваться или распорядиться, он не обогатится, а как только он выполнит эти действия, то последствия в виде его незаконного обогащения наступят сразу же.
Таким образом, можно сделать вывод, что последствия хищения не могут быть отделены во времени и в пространстве от изъятия и обращения имущества в пользу виновного (или иных лиц, о чем мы сейчас речи не ведем), т.е. от тех действий, которые составляют основу объективной стороны хищения. А значит, при любом из приведенных выше толкований ч. ч. 1 и 2 ст. 32 УПК РФ место окончания хищения будет определяться исходя из той территории, на которой было совершено обращение похищенного имущества в пользу виновного.
Проблема определения места совершения мошенничества является самой сложной. В литературе высказывались мнения о том, что местом совершения мошенничества является не место, где похищенное имущество было обращено виновным в свою пользу или в пользу иного лица, а место изъятия похищаемого имущества <10> или даже место "совершения обмана", направленного на противоправное изъятие имущества у потерпевшего <11>.
--------------------------------
<10> Фрост С.М., Федосов А.Е. Указ. соч.
<11> Лукинов А.С. Место расследования телефонного мошенничества // Законность. 2014. N 9. С. 43 - 44.

Отметим, что нередко все три этих места совпадают, что характерно для так называемого бытового мошенничества, предметом которого являются наличные деньги или иные ценные вещи, которые передаются потерпевшими непосредственно в руки мошенников сразу после введения их в заблуждение и которые обращаются мошенниками в свою пользу просто путем перемещения с ними на безопасное расстояние. Подобного рода случаи не вызывают сложностей ни у следственных органов, ни у судов.
Иначе обстоит дело, когда место совершения обманных действий, место изъятия имущества и место его обращения не совпадают, что характерно для таких относительно новых разновидностей мошенничества, как "телефонное мошенничество", "кредитное мошенничество" и т.п.
Например, многими банками в настоящее время для привлечения клиентов используется порядок кредитования, при котором заемщику нет необходимости самому приходить в офис банка. Заявку на получение кредита он может направить через сеть Интернет, через банкомат или пригласив работника банка к себе. После одобрения заявки денежные средства он может получить наличными в любом удобном для него отделении банка либо они могут быть перечислены на его банковский счет.
Предположим, что мошенник с целью хищения денежных средств банка подает заявку представителю банка, которого приглашает к себе домой, в момент подачи заявки он сообщает работнику банка ложные сведения. Сам кредит виновный получает наличными деньгами в отделении банка, расположенном в другом районе города. Где в таком случае будет место совершения хищения?
Местом совершения хищения не может быть признано место жительства виновного, где он находился в момент подачи заявки, так как на момент подачи заявки никакое имущество ни у кого не изымалось и никем в свою пользу не обращалось, а значит, хищения еще не было. В тот момент лишь начали совершаться действия, направленные на изъятие денег банка, т.е. обманные действия.
Не вызывает сомнений, что местом совершения хищения в данном случае будет место расположения отделения банка, где виновный получил наличные деньги и обратил их в свою пользу, просто выйдя из помещения банка.
Изменится ли место совершения хищения в том случае, если виновный в описанной ситуации не получал наличных денег, а дал указание банку перечислить сумму кредита на его банковский счет?
Для ответа на поставленный вопрос необходимо определить, в чем заключаются различия в реализации объективной стороны преступления в первом и во втором случаях.
Обман в обоих случаях применяется одинаковым образом. Различны только механизмы изъятия и обращения похищаемого имущества, и различия эти обусловлены лишь спецификой похищаемого имущества. В первом случае похищаемое имущество имеет физическую форму (наличные деньги), во втором - нет (безналичные деньги).
Специфика безналичных денег как предмета хищения заключается в том, что похищены они могут быть только путем совершения банковских операций: изъяты - путем списания с банковского счета потерпевшего, а обращены в пользу виновного или иного лица - путем зачисления на соответствующий банковский счет.
Точку зрения о том, что зачисление денежных средств на счет виновного следует считать их обращением, поддерживает Пленум Верховного Суда РФ, который в п. 12 Постановления от 27 декабря 2007 г. N 51 разъяснил, что именно с момента зачисления денег на банковский счет лица оно получает реальную возможность распоряжаться поступившими денежными средствами по своему усмотрению.
Поскольку обращение безналичных денег представляет собой зачисление их на банковский счет виновного, вполне очевидно, что местом обращения похищенного имущества в пользу виновного следует считать место открытия счета виновного (или иного лица), на который были зачислены денежные средства. Именно место открытия указанного банковского счета по смыслу ч. 2 ст. 32 УПК РФ и следует считать местом окончания совершения хищения безналичных денег.
Согласно п. 3 ст. 5 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности" открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц является банковской операцией. Порядок открытия банковского счета регламентируется Инструкцией Банка России от 30.05.2014 N 153-И "Об открытии и закрытии банковских счетов, счетов по вкладам (депозитам), депозитных счетов" <12>. Согласно п. 1.3 данной Инструкции открытие счета завершается, а счет является открытым с внесением записи об открытии соответствующего лицевого счета в книгу регистрации открытых счетов. Данные банковские операции вправе осуществлять только банки или их филиалы. Внутренние структурные подразделения банка, расположенные вне места нахождения банка (филиала), могут осуществлять банковские операции только от имени банка или его филиала <13>. Поскольку открытие счета является банковской операцией, то местом открытия банковского счета является место нахождения банка или его филиала, которым данная операция была проведена.
--------------------------------
<12> Вестник Банка России. 2014. 26 июня. N 60.
<13> См.: статья 22 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности" // Российская газета. 1996. 10 февраля. N 27.

Представляется, что описанный механизм изъятия и обращения безналичных денежных средств является одной из главных причин споров при определении места совершения хищения безналичных денежных средств. Поскольку списание денежных средств со счета потерпевшего и их зачисление на счет виновного осуществляются банком, на первый взгляд может возникнуть видимость того, что действия виновного при хищении безналичных денежных средств заключаются только в обмане потерпевшего или иного лица, а последующие за ним списание средств со счета потерпевшего и зачисление их на счет виновного являются лишь преступными последствиями совершенных действий. К такому выводу приходит, например, А.С. Лукинов <14>.
--------------------------------
<14> Лукинов А.С. Указ. соч.

Вместе с тем, утверждая, что при хищении безналичных денежных средств действия виновного заключаются лишь во введении в заблуждение потерпевшего, сторонники данной точки зрения фактически соглашаются с тем, что в рассматриваемом случае виновный ничего не изымает и ничего в свою пользу не обращает, т.е. не совершает действий, указанных в примечании 1 к ст. 158 УК РФ. Последнее в свою очередь означает, что описанные действия вообще не являются хищением.
Однако оснований для такого вывода нет - виновный совершает изъятие чужого имущества, только делает это "руками" введенного в заблуждение потерпевшего и исполняющего его указание банка. На то, что именно виновный изымает безналичные денежные средства при их хищении, обратил внимание Пленум Верховного Суда РФ в абз. 3 п. 12 Постановления от 27 декабря 2007 г. N 51: "В указанных случаях преступление следует считать оконченным с момента зачисления этих средств на счет лица, которое путем обмана или злоупотребления доверием изъяло денежные средства со счета их владельца (выделено мной. - А.А.), либо на счет других лиц, на которые похищенные средства поступили в результате преступных действий виновного".
Оснований считать, что зачисление безналичных денежных средств на счет виновного совершается без его участия, также не имеется. Для того чтобы зачислить денежные средства на счет, необходимо знать его реквизиты. Предоставляя реквизиты своего банковского счета, виновный обеспечивает саму возможность зачисления на него похищаемых безналичных денег и таким образом принимает участие в их обращении в свою пользу. Предоставление данных о счете третьим лицам расценивается гражданским законодательством как согласие владельца счета на получение денежных средств от этих лиц (ст. 841 ГК РФ).
Кроме того, не следует забывать, что владелец банковского счета не является сторонним наблюдателем производимых по нему операций. Несмотря на то что согласие владельца счета на получение денежных средств от третьих лиц презюмируется, он может установить прямой запрет на зачисление денежных средств на счет от третьих лиц или, зная о том, что на счет должны поступить похищаемые им средства, вообще закрыть свой банковский счет, что повлечет прекращение всех приходных и расходных операций по счету <15>. Именно таким образом обязан поступить правопослушный гражданин, знающий о том, что на его счет должны незаконно поступить чужие денежные средства. В отличие от такого гражданина преступник данную обязанность не выполняет и указанных действий не совершает. Не препятствуя зачислению похищаемых безналичных денежных средств на свой счет, виновный осуществляет их обращение в свою пользу.
--------------------------------
<15> См.: пункт 8.2 Инструкции Банка России от 30 мая 2014 г. N 153-И "Об открытии и закрытии банковских счетов, счетов по вкладам (депозитам), депозитных счетов" // Вестник Банка России. 2014. 26 июня. N 60.

Таким образом, в общих чертах хищение безналичных денежных средств мошенническим способом с объективной стороны состоит из трех этапов: обман, списание денежных средств со счета потерпевшего (изъятие) и зачисление денежных средств на счет виновного или иного лица (обращение). Все перечисленные этапы тесно связаны между собой, и в каждом из них участвует виновный, при этом его участие на отдельных этапах может выражаться как в действии, так и в бездействии.
Понимание места окончания совершения хищения безналичных денег как места открытия банковского счета виновного, на который были зачислены похищенные средства, в настоящее время поддерживается судами.
Так, 24 июня 2015 г. Кировским районным судом г. Томска осужден по ч. 3 ст. 159 УК РФ директор ООО "Заветы Ильича" Я. Из приговора суда следует, что Я., находясь в офисе ООО "Заветы Ильича" в с. Бакчар Бакчарского района Томской области, изготовил пакет подложных документов с целью их дальнейшего использования для незаконного получения государственной субсидии, выделяемой для поддержки предприятий-сельхозпроизводителей. Данный пакет документов был представлен в Департамент по социально-экономическому развитию села Томской области, в компетенцию которого входило принятие решения о предоставлении субсидии, находящийся на территории Октябрьского района г. Томска. После принятия решения о выделении субсидии составляющие ее денежные средства были перечислены из бюджета Томской области на счет ООО "Заветы Ильича", открытый в Томском региональном филиале ОАО "Россельхозбанк", находящемся в Кировском районе г. Томска, т.е. на территории, на которую распространяется юрисдикция Кировского районного суда г. Томска <16>.
--------------------------------
<16> Архив Кировского районного суда г. Томска, дело N 1-18/2015. URL: http://kirovsky.tms.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=1139529&delo_id=1540006&new=&text_number=1 (дата обращения: 24.01.2016).

На практике возможна ситуация, при которой банковский счет виновного, на который зачисляются похищенные безналичные денежные средства, открыт в банке, находящемся на значительном удалении от того места, где сам виновный проявляет криминальную активность (например, в другом городе). Рассмотрение уголовного дела судом по месту открытия счета виновного в таком случае может быть затруднено ввиду нахождения потерпевшего и свидетелей в другом населенном пункте или даже в другом регионе. Представляется, что эти трудности не могут являться достаточным основанием для отказа от приведенного в настоящей статье понимания места окончания хищения безналичных денег, определяющего территориальную подсудность уголовного дела.
С развитием современных информационных технологий на практике становится все труднее определять место, в котором находился виновный в тот момент, когда совершал действия, направленные на хищение. Например, намереваясь совершить "кредитное мошенничество", виновный отправляет заявку на получение кредита, содержащую ложные сведения, через сеть Интернет, находясь при этом на борту летящего самолета. Довольно сложно определить, юрисдикция какого суда распространяется на место, в котором находился виновный в этот момент. Определить же место, где открыт счет виновного, напротив, труда не составит, так как место нахождения банка или его филиала фиксируется в регистрационных документах <17>. Таким образом, только приведенное понимание места окончания хищения безналичных денег позволяет во всех случаях точно определить территориальную подсудность уголовных дел данной категории и, соответственно, обеспечить право привлекаемых к уголовной ответственности лиц на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, гарантированное ч. 1 ст. 47 Конституции РФ.
--------------------------------
<17> См.: ст. ст. 12 и 22 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности" // Российская газета. 1996. 10 февраля. N 27.

Трудности с предоставлением суду доказательств, которые могут возникнуть в таких случаях, довольно эффективно преодолеваются путем использования судами систем видеоконференц-связи, позволяющей допрашивать свидетелей дистанционно. Эффективность предварительного расследования может быть обеспечена путем его производства не по месту окончания преступления, а по месту нахождения обвиняемого или большинства свидетелей (ч. 4 ст. 152 УПК РФ).

Пристатейный библиографический список

1. Бойцов А.И. Действие уголовного закона во времени и пространстве. СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского ун-та, 1995.
2. Игнатов А.Н. О действии закона во времени и пространстве // Общество и право. 2008. N 1.
3. Карпова Н.А. Хищение чужого имущества: вопросы квалификации и проблемы дифференциации уголовной ответственности / Под ред. Н.Г. Кадникова. М.: Юриспруденция, 2011.
4. Кауфман М.А. Некоторые проблемные вопросы определения времени совершения преступления // Российская юстиция. 2012. N 11.
5. Лопашенко Н.А. Посягательства на собственность: Монография. М.: Норма; Инфра-М, 2012.
6. Лукинов А.С. Место расследования телефонного мошенничества // Законность. 2014. N 9.
7. Тарбагаев А. Место совершения преступления // Уголовное право. 2009. N 3.
8. Феоктистов М.В. Некоторые проблемы правового регулирования действия уголовного закона во времени // Российский следователь. 2012. N 23.
9. Фрост С.М., Федосов А.Е. Проблемы определения места расследования мошенничества с использованием электронных форм платежей // Законность. 2015. N 1.

__________________________________________________
С уважением, Андрей Валерьевич Захаров
Республика Мордовия  г.Саранск
т.+7 927 180 75 74
В Контакте
Одноклассники
скайп.  agatazah1
avatar
Андрей Захаров
Лицензированный Частный Детектив
Лицензированный Частный Детектив

Сообщения : 618
Дата регистрации : 2015-11-17
Возраст : 56
Откуда : Саранск Мордовия

Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения
Рейтинг@Mail.ruЯндекс.МетрикаПроверка тиц pr счетчик посещений